У России есть будущее!

Интервью с многодетной семьей (в трех частях)

Мне нравится название – большая семья. Именно большая, а не многодетная. Многодетная, как известно, это от трех детей. Только вот когда это на Руси три считалось – много? Тогда и квартира трехкомнатная – многокомнатная, и пенсия трехтысячная – многотысячная? Нравится Вам такая логика? Мне – нет. И поэтому я хотел бы Вам представить действительно большую семью – Андрей и Ирина Фаткуллины воспитывают девять детей. Импровизированное интервью с ними происходило за чаем на уютной кухне. Вот я и хотел бы предложить его, правда, в изрядно сокращенном варианте, Вашему вниманию.

Михаил: Андрей, я уже 18 лет работаю журналистом, доводилось мне бывать и в домах престарелых. Причем не в “пушистых” московских, а в тверской глубинке, где их прячут за высокими заборами подальше от людских глаз. Именно там я буквально, как говорится, нутром и кожей ощутил, как это страшно – одинокая старость.

Андрей. Один очень уважаемый нами священник правильно говорит: вырастят одного, потом мучаются. Сначала он мешает родителям карьеру делать, жить в свое удовольствие. А когда вырастет – уже родители ему начинают мешать жить в свое удовольствие. Все возвращается сторицей, вот зачастую и сдают мешающих родителей в дом престарелых.

Михаил. А в чем заключается преимущество большой семьи перед маленькой?

Андрей. Самое главное в большой семье то, что дети уже с рождения учатся жить вместе, в коллективе, понимать друг друга, разрешать конфликты. Причем постоянно - 24 часа в сутки, 7 дней в неделю, 365 дней в году. Они как в кубрике подводной лодки, как в каюте космического корабля – становятся одной командой. Но трения, конечно, есть.

Михаил. А как же без них. Ведь есть пример наглядный, не мною, а уже лет тысячу назад известный. Положил ты один камень в мешок, тряси-тряси, он не обтешется, да еще сам мешок острым краем прорвет, два – возможно станут глаже, но процесс будет долгим. С тремя уже чуть-чуть быстрее дело пойдет. А если их шесть, как у меня, или девять – как у Вас – они довольно скоро станут гладенькими, углы-то острые пооботрутся. Ведь есть обо что, а точнее – об кого. Хотя это порою и болезненный процесс, но зато очень ценный жизненный опыт в итоге приобретают.

И все-таки вернемся к Вашей семье. Как Вы познакомились?

Ирина. Мы оказались в одном автобусе, ехали из Зеленограда в Москву. Всю дорогу туда проговорили, и обратно решили тоже вместе поехать. А когда путь уже подходил к концу, Андрей сделал мне предложение. Я подумала с полчаса, и … согласилась. На следующий день мы сообщили родителям о нашем решении. Они, конечно, были в шоке.

Михаил. А зачем Вы в Москву-то поехали, помните?

Андрей. Тогда приезжал в Москву пророк Виссарион, он был в красной мантии, говорил он о Христе. Это потом уже я узнал, что он – лжепророк, просто глава довольно опасной секты. А в то время я был еще только на пути к христианству, ну и поехал я послушать его проповедь.

Ирина. Я отправилась в Москву в поисках работы, а Андрей в то время как раз искал продавщиц. Он собирался продавать биогумус.

Михаил. Короче, можно сказать, что Вы познакомились на почве биогумуса. Ну и плодородная же это почва оказалась!

(Дружный смех)

Андрей. Cмех-смехом, но мы с Ириной до сих пор продолжаем выращивать калифорнийских червяков для производства биогумуса. Прямо в подвале нашего гаража – и подкармливаем этим биогумусом растения с нашего огородика. Кстати, червячки эти очень шкурки от бананов любят, поэтому мы их, то есть шкурки, конечно, никогда не выбрасываем. Но пока у нас нет своего личного подсобного хозяйства, наладить производство биогумуса в больших масштабах непросто.

Михаил. Вернемся к Вашему знакомству. Вы говорите, родители были в шоке?

Ирина: Да, они стали нас отговаривать: “Да Вы друг друга совсем не знаете!”

Михаил: И что Вы тогда сделали?

Ирина: Отправились за советом к нашему духовнику – протоиерею Георгию. Он сказал, что это совершено правильное решение. И тогда все у нас стало на свои места, прежде всего – спокойно на душе.

Михаил. Что стало первым шагом к созданию семьи. Венчание?

Ирина: Нет, ведь Андрей был тогда еще не крещен. Да и к крещению он тоже пришел чудесным образом. Андрей поранил руку, она загноилась, дело было зимой. Поднялась температура, и по вдоль вены вверх по руке пошла краснота. Позвонили в больницу, те предложили вызвать скорую. Но Андрей сказал, что пойдет в больницу сам. Время было уже позднее, а жили мы тогда в Зеленограде.

Когда Андрей пришел в больницу, ему предложили срочную операцию, но разрешили сходить домой за сменной одеждой, тапочками, кружкой. По дороге домой, проходя мимо Черного озера, он решил искупаться. Он и раньше моржевал, и холодная вода его совсем не пугала, захотел – и окунулся. А когда на следующее утро он снова пришел к врачам и показал свою руку – те оказались в полном в недоумении. “Это разве Вы вчера приходили?” – c удивлением спросили они. Никакой опухоли, даже красноты нет.

Оказалось, что окунулся он в озеро как раз в ночь на Крещение, правда, сам Андрей про это не знал. И это чудо укрепило в Андрее веру. Скоро он крестился, и вскоре мы повенчались. Ну а потом и детишки пошли – один за другим.

Михаил: Когда я сообщаю знакомым, что у меня есть друзья, у которых девять детей, некоторые приходят в состояние столбняка. Другие ищут стул, чтобы сесть. Есть такие, правда, очень редко, кто неподдельно радуется. Подавляющее же большинство крутит пальцем у виска. Меня это разнообразие реакций всегда очень забавляет и, с другой стороны, по ним я уже могу – нет, не судить, конечно, но составить первое мнение о человеке. Скажите, Вы предполагали, что у Вас будет столько детей?

Ирина. Нет. Просто когда мы повенчались, Андрюша спросил:

-- А ты родишь мне троих детей?

-- Конечно, -- ответила я.

Но получилось, как видите, больше.

Михаил. Да, причем существенно больше. Расскажите, пожалуйста, про Ваших деток чуть подробнее.

Ирина. Самый старший, Иван, уже успел закончить медицинское училище, жениться и даже подарить нам внука. Так что я теперь бабушка.

Андрей. Ваня очень хорошо себя ведет в экстремальной ситуации.

Миханл: Например?

Андрей. Осенью мы завели собаку на своем небольшом участке земли в лесу, в районе Новых Ржавок. И регулярно ходили ее туда кормить. Становилось все холоднее, мы решили взять пса к себе в квартиру, перезимовать. Но пес просто панически боялся общественного транспорта. Тогда Ваня взял его на поводок и пешком через поле, Ленинградское шоссе и весь Зеленоград привел его к нам домой. И весной обратно – так же.

Ирина. А мне вспоминается случай, когда назревала драка с ребятами из южных республик. Ваня тогда вызвал всех своих кадетов – он кадетский корпус закончил. Все пятнадцать человек приехали к нам домой, оставили портфели, и Ваня хладнокровно так говорит:”Мам, аптечку-то, собери, пожалуйста, мы драться пошли.” Драка, правда, не состоялась, выходцы с востока связываться с кадетами не рискнули.

Михаил. Хорошо. А кто родился после Ивана?

Ирина. Арсений, сейчас он служит в армии, на Валааме. Причем на Валаам попал он очень интересно. Сначала после кадетского корпуса он поступил в институт физкультуры. Но от учебы отвлекся, на машину заработал, на права сдал. И в конце первого года учебы признался – “Мам, я понял, что это не мое, я хочу в армию.”

А я знала, что на Валааме есть православная армейская часть. Арсений в тот же день отыскал ее по Интернет, списался с ними. Но оказалось, что заявку надо подавать года за два, и набор в эту часть шел уже давно. Нам просто повезло, как раз в том году оказался недобор. Арсений отправил рекомендацию духовника и другие документы на Валаам, и ему пришел ответ, что он может приехать в часть.

Сначала он проходил испытательный срок в течение месяца на подворье Валаамского монастыря в Санкт-Петербурге, а потом его перевели на Валаам, где тоже дали месяц испытательного срока. И только после этого его зачислили в часть.

Мы постоянно созваниваемся с ним, Арсению там очень нравится, он стал помощником конюха, научился уверенно держаться в седле, звонить в колокола. Мы с нетерпением ждем его скорого возвращения, срок его службы истекает в конце ноября.

Это православная часть, утром и вечером там читают молитвенное правило, но пост там – дело добровольное – есть постный стол, есть не постный – выбирай сам.

Михаил. А кто третий? Ну и далее?

Андрей. Следующим родился Никон, его отличает творчество и жизнерадостность. У него есть желание постичь всю технику, которая попадается ему на пути. Правда, сама техника, бывает, при этом страдает. Но он любит не только автомобили, но и животных. Когда наша Масяня принесла щенят, он в 30-ти градусный мороз часами сидел с ними у входа в Крюковский подземный переход. Сделал все для того, чтобы щенки попали в добрые, заботливые руки. А еще у Никона хорошо получается работа нянькой – чем мы с удовольствием пользуемся, но стараемся этим не злоупотреблять.

А Осип – совершенно другой, у него хорошие способности к точным наукам, играет на скрипке, поет в хоре, программирует понемногу. Он экстерном закончил воскресную школу при нашем храме, причем за месяц освоил то, что его сверстники изучали с 6 до 14 лет и на отлично сдал экзамен выпускной комиссии.

Следующий ребенок – Георгий, очень старательный, переживательный и неуверенный в себе. Но у него открылся талант художника, он вырисовывает каждый штришок в своей тетрадке и Наталья Владимировна, учительница рисования в Доме детского творчества, очень им довольна.

Ирина: Затем Александра или просто Сашенька -- это долгожданная девочка, когда мне на УЗИ сказали, что у меня будет девочка, я воскликнула: “Вы, наверное, ошиблись, этого не может быть!”

Я не ожидала, что с ней будет так трудно – девочки ведь более ранимые, а я привыкла к мальчишкам. Сашенька занимается фортепиано, скрипкой, поет в хоре Детской школы искусств, хорошо рисует.

Она и в футбол мальчишек может обыграть, и в пруду холодном запросто искупаться.

А еще у нас семейный ансамбль составился. Это все благодаря Марии Владимировне, замечательной женщине, директору нашей Менделеевской школы искусств. Они играют Санта-Лючию: Осип и Саша на скрипках, Георгий – на виолончели, и я – в качестве аккомпаниатора на фортепиано. И учатся при этом в школе все тоже неплохо.

Андрей. Следующим был Федор – широкая улыбка и отсутствие двух передних зубов. Болел тяжело, ложный круп. И не смотря на это, он очень жизнерадостный, любит технику, машинки, сейчас учиться играть на флейте и уже выучил одну песенку.

Затем родился Сергий – очень любит операционную систему “Линукс”, у него уже есть свой аккаунт (имя) и пароль – скажу по секрету, это три пробела. Любит рисовать на компьютере.

Михаил. Раз зашла речь о компьютере, расскажите, как Вы его используете. Он Вам как-то помогает?

Андрей. К сожалению, у нас компьютер, в некотором смысле, заменяет бабушку и дедушку. Он и сказку расскажет, и добрый мультик покажет, и порисовать даст. Поэтому у нас к компьютеру такое трепетное отношение. Главное – мы не позволяем детям им пользоваться бесконтрольно. А всего в нашей семье четыре компьютера. Компьютер папы, компьютер мамы, детский компьютер, который сознательно отключен от интернета. И четвертый компьютер в стадии ремонта и отладки.

Михаил. С компьютерами понятно, давайте снова вернемся к детям.

Ирина. И, наконец, двухлетняя Танечка – “тата Ляля”, как она сама себя называет, всеобщая любимица. И рожали ее, как сказал наш батюшка Георгий, всем храмом.

Она очень любит рисовать, может за день двадцать-тридцать рисунков красками изобразить.

(Продолжение следует)