О родительском примере

или размышления многодетного отца о воспитании детей

Приведу слова директора одной школы: “Дайте мне воспитанную мать, и я дам Вам воспитанное общество”. И еще одно высказывание того же директора:”У нас семьи нет и не будет. Мы идем к краху.”

А ведь сказано это было в относительно благополучные 60-70-е годы, Гагарин в космос полетел, дети мечтали быть летчиками-космонавтами или физиками, а не банкирами и менеджерами … И играли мальчики тогда в советских разведчиков и девочки – в дочки-матери, а не в бандитскую “Бригаду” и компьютерный “КонтрСтрайк”. Точно знаю, ведь я сам это время еще застал.

Так что же лежит в основе воспитания? По моему глубокому убеждению – личный пример родителей. И никакие убеждения, принуждения, а тем более никакая супершкола с английско-математическим уклоном и практикой за рубежом тут ничего не исправит.

Давайте вернемся в прошлое и посмотрим, как этот процесс воспитания происходил в патриархальной семье у нас на Руси. Вот вставал хозяин рано, молился, не спеша трапезничал вместе с женой и детьми и шел запрягать свою лошадку. И ребенок с ним молился а потом помогал эту лошадку запрягать. А потом отправлялись на ней вместе в поле или по дрова. Вспомните Некрасова – “Мужичок с ноготок”. Не надо было ни слов, ни нотаций, ребенок с пеленок видел, как родители трудятся – и трудился вместе с ними, с молоком матери эти навыки к труду впитывал. И девочки – мама коровку доит, и дочка рядом, с ведерком. А лошадка хвостом машет, играет, хлебца с солью просит, а коровка платьице жевать пытается. Живое ведь все – дети любовь ко всему живому тоже с детства видели, потому что с этим живым общались, об этом живом заботились, а все это живое – им тоже молоком, теплом и лаской за это платило.

Ну, теперь вместо лошадок – железяки эти – “Запорожцы” с “Бэнтлями”, их не покормишь, тут уж скорее соревнование – у кого круче. А вместо коровки – пакет “Домика в деревне”, который не прокисает. Никогда! Лично мне внушает недоверие молоко, которое хранится годами. Но я отвлекся.

У моего, уже покойного ныне деда Петра, Царствие ему Небесное, который жил в далеком уральском селе, семья считалась бедная. Правда, у них только лошадей было несколько – одни для работы в поле, другие – на выезд. Иные тогда на Урале в селах понятия были о бедности. А когда осенью надо было забивать домашнюю птицу – все село сходилось, сначала в одном дворе у одной семьи курей да гусей забивали и ощипывали, на следующий день всем селом шли на другой двор – и так за неделю-две проблема мясных заготовок на зиму у селян была решена. Это называлось – поработать “на помочах”, помочь ближнему, а ближние – это все село, потом тебе помогали. Вот и пример дружбы и взаимовыручки для детей – в масштабах села. И пельмени всей семьей мешками лепили – на зиму, на пост— с грибами и ягодами, на праздники – с мясом, а так – с картошкой и капустой, и на мороз, холодильников ведь не было. И такая вот привычка к труду с детства моего деда – естественно, и плоды свои принесла. В неполные 35 лет он, в прошлом простой паренек из глухой уральской деревни, самоучка, уже закончил академию Генштаба и работал военным советником на генеральской должности в Албании. Организовывал там для албанских беспризорников суворовские училища по образу и подобию тех, которые был в Советском Союзе. Понятно, что рос мой дед в семье многодетной, если мне память не изменяет, их шестеро у родителей было. А у моей, тоже ныне покойной бабушки Татьяны, Царствие Небесное, вообще было 13 братиков и сестричек. И когда она замуж за моего деда вышла, тот ей работать запретил. Хотя ребенок у них был всего один – моя мама.

Как разрушалась семья в нашем государстве? Началось это даже не сотню лет назад, первый удар был нанесен еще раньше.

Начали с отцов – они ушли из семьи на заработки. В город. С его кабаками и прочими соблазнами. Так что живой пример стал далеким, и семью разрушили наполовину.

А второй удар нанесла политика уже советского времени – из семьи ушла мать. На работу. Что и довершило разрушение семьи. Посмотрите на плакаты 20-30-х годов, сразу многое станет ясно. Вот у нас в редакции у женщин-верстальщиц, которые, зачастую, при сдаче номеров журнала и сутками не выходят с работы, висит такой плакат в красных тонах: ”Освободим женщину от быта”. Молодая мама в кумаче – а на заднем плане: ясли-комбинат, химчистка, прачечная, столовая, и проч. Так-то вот!

Что же делать? Опять в прошлое, в деревню, в патриархальность? Нет, впрочем, это и невозможно. А вот показать, как Вы работаете, трудиться совместно с детьми, привлекать их (конечно, учитывая их силы) к совместной работе – вполне возможно.

Могу поделиться своим опытом, как это делаю я. Вот уже 20 лет я работаю журналистом в компьютерной прессе. И что видят мои дети? Папа сидит за компьютером. Иногда куда-то уезжает, потом возвращается – и снова сидит за компьютером. А что он за ним делает? Ну, тогда мы тоже хотим как папа, за компьютер – только играть. Ах, он не играет, работает? А как за компьютером и работать можно?

И стал я рассказывать детям о своей работе. А потом и привлекать их – к расшифровке интервью. Естественно, они делают это с ошибками и половину не понимают, многое я потом просто убираю и переделываю заново – но это не главное. Главное – они теперь понимают, как папе достаются деньги, с кем ему приходится общаться, как строить диалог, получать нужную информацию. Конечно, у Екатерины это получается быстрее, у Бориса и Глеба – медленнее. Более того, им даже гонорары за это плачу – определенную сумму в зависимости от объема введенного текста. Это ведь не помощь по дому или на участке. А моя же работа, за которую и мне тоже платят гонорары. Они знают, сколько они составляют, и всегда сами могут подсчитать, какую часть они заработали. Только никакого насилия, хочешь – заработай, не хочешь – не надо.

Но все, конечно же, к этому не сводится. Я объясняю и показываю, что получилось в итоге из их набитой “каши” после моей обработки. Конечно, рассказываю, где я бываю, показываю – вот папа на угольном разрезе в Кемерово интервью берет, вот он со 120-тонного БелАЗ-а на землю по лесенке спускается. А вот он на Кольской атомной станции на ядерном реакторе стоит – в белом халате, шапочке, бахилах, а в кармане на груди – это дозиметр.

И стало это свои плоды постепенно давать. Спрашивать стали дети – а куда ты едешь, а что видел, с кем встречался, как командировка прошла, а когда статья, что мы набивали, из печати выйдет.

Следующим шагом, думаю, я их на отдельные интервью брать буду. Может, даже в другие города. Пусть видят, как папа работает, и как деньги непросто достаются.

Подумайте, может, и в Вашей работе ребенок может принимать какое-то посильное участие. Ведь недаром на Руси всегда, и даже в советские времена, славили трудовые династии. Сталеваров, учителей, шахтеров, сапожников, гончаров, бортников … как в одной песне отец обращается к детям “ … а наше дело - мед”.

С мамой проще – она у нас не работает, занимается только семьей, поэтому младшие, особенно Оленька и Петя ей по дому помогают хорошо. Со старшими сложнее – им интереснее сейчас со мной.

Далее, хорошее совместное дело – работа на участке. Только вот чем старше, тем сложнее. Да и как к этому труду их приохотить, если дети впервые только в 8 и в 12 лет – я о Борисе с Глебом и Кате говорю – этот участок увидели. С младшими проще – помните, навык к труду с молоком матери дети впитывают. А тут ни участка, а значит, и родительского примера в этом деле не было, дети старшие без этого выросли.

Здесь техникой современной можно увлечь. Лопаты вот современные купил, дорогие, из рессорной стали, которые сами копают. Грядки за отдельными членами семьи закрепляем – пусть отвечают, у кого что выросло. Зимой кормушку на участке повесили, Борис ее сам собрал из деталей, которые мой хороший знакомый в Карелии заготовил. Это для того, чтобы дети и зимой на участок регулярно ходили.

Конечно, до идеала далеко, мальчишкам интереснее паркур и рэп, чем картошка. И здесь я их тоже понимаю. Вообще, чтобы понять лучше своих детей, стоит себя в этом возрасте вспомнить. Мне лично, в шестом классе, тоже не очень нравилось неделями в наших пьющих псковско-новгородских колхозах на полях то рассаду весной сажать, то по осени картошку размером с виноград собирать. Лучше с друзьями и гитарой посидеть где-нибудь под черемухой.

В этом отношении, когда кажется, что все плохо и ничего не получается я, опять же, вспоминаю один совет. Совет одного мудрого и удивительно доброго многодетного отца, а теперь уже дедушки, у которого число внуков перевалило за 30. Точную цифру мне назвать так и не смогли. А совет этот такой – "Начни с себя." Да, все верно, ведь основа всего – личный пример. Дети – это наше отражение, и если мы хотим, чтобы оно стало чистым, светлым, радостным и добрым, такими прежде всего должны стать мы сами.